Черка трова фреска флоренции

Черка трова фреска флоренции

Возвращение во Флоренцию. «Битва при Ангиари»

Почти двадцать лет провел Леонардо в Милане, устраивая празднества, работая над «Тайной вечерей» и памятником Франческо Сфорца. Одновременно было написано еще несколько картин – таких как «Портрет музыканта» и «Портрет Чечилии Галлерани» («Дама с горностаем»). Кстати, картина «Дама с горностаем» может служить прекрасной иллюстрацией такого приема, как контрапост[22], который постоянно использовал Мастер. Контрапост позволяет придать динамизм изображению за счет того, что положение покоя создается из противоположных движений (тело дамы на портрете повернуто в одну сторону, а голова – в другую).

Очень много времени Леонардо потратил на научные изыскания. Именно в Милане он стал систематически, а не время от времени делать записи. Здесь изучал латынь и математику. Но внезапно размеренная и, наверное, счастливая жизнь Мастера круто изменилась.

Леонардо был далек от политики, и французы, вступившие в Милан, его, похоже, нисколько не волновали. Да, гасконские стрелки фактически уничтожили несчастного «Коня», но самому Леонардо опасность не угрожала. Однако у него не было больше покровителя, не было и доходов, так что оставаться в захваченном герцогстве также не имело смысла. В конце 1499 года Мастер покинул город, где к нему наконец пришла запоздалая слава. Он решил вернуться во Флоренцию – правда, окружным путем – через Мантую и Венецию. В родном городе он появился только в 1500 году.

Сразу же по возвращении во Флоренцию он получил заказ на написание запрестольного образа от монахов-сервитов. По словам Вазари, монахи взяли Леонардо «к себе в обитель, обеспечив содержанием и его, и всех его домашних, и вот он тянул долгое время, так ни к чему и не приступая. В конце концов он сделал картон с изображением Богоматери, св. Анны и Христа, который не только привел в изумление всех художников, но когда он был окончен и стоял в его комнате, то в течение двух дней напролет мужчины и женщины, молодежь и старики приходили, как ходят на торжественные праздники, посмотреть на чудеса, сотворенные Леонардо и ошеломлявшие весь этот народ».

Однако картину для монастыря Леонардо так и не написал. Разочарованным монахам пришлось обратиться к другим художникам, пускай менее именитым, зато более надежным в плане исполнения заказа.

А Леонардо вскоре покинул город, так как поступил на службу к Чезаре Борджиа в качестве военного инженера. На службе у Борджиа он должен был выполнять карты и планы военной кампании.

Стоит сказать несколько слов о самой Флоренции, пока Леонардо путешествует с Борджиа и рисует карты, а заодно ведет беседы с Никколо Макиавелли. Семейство Медичи, правившее Флоренцией более полувека, было изгнано, Савонарола, буйствовавший недолгое время в городе, сожжен на костре. Флоренция вновь ненадолго стала республикой. Оживились искусства, все в городе говорили о новом гении – Микеланджело Буонарроти.

Вскоре после недолгой службы у Борджиа и возвращения в город Леонардо получает заказ на грандиозную картину. Скорее всего, тут не обошлось без помощи Никколо Макиавелли, с которым Леонардо сдружился во время недолгой службы у Чезаре Борджиа – Макиавелли был не последним человеком в правительстве Флоренции.

Городской совет решил в честь изгнания Медичи заказать двум великим мастерам роспись стен в зале Сеньории – на одной стене Леонардо предлагалось написать картину на тему «Битва при Ангиари» (когда флорентийские войска победили миланцев), а через год пригласили Микеланджело сделать роспись на другой стене в том же зале. Он должен был изобразить «Битву при Кашине». Между этими двумя фресками планировалось разместить мраморную статую Христа Спасителя в память об изгнании Медичи 9 ноября 1494 года. Великие победы флорентинцев на самом деле выглядели весьма скромно (так, в битве при Ангиари погиб только один человек), но художники должны были прославить эти победы своим неподражаемым искусством.

Питер Пауль Рубенс. «Битва при Ангиари. Копия фрески Леонардо да Винчи. Около 1603 года

Микеланджело был на двадцать пять лет моложе Леонардо, но не менее прославлен – он уже был признанным мастером во Флоренции, после того как изготовил из огромного мраморного блока своего Давида. Но и слава Леонардо гремела по всей Италии – о чудесном «Коне», с которым не могла сравниться ни одна скульптура, и о фреске, копировать которую отправлялись художники со всех концов Италии, говорили повсюду. Французский король даже расспрашивал своих инженеров – нет ли возможности выломать стену с фреской и увезти ее в Италию.

Есть версия, что властители Флоренции решили устроить что-то вроде соревнования между двумя самыми знаменитыми художниками города.

Новая фреска по своим размерам (6,6 на 17,4 метра) оказалась почти в три раза больше «Тайной вечери». Она должна была располагаться в северной части восточной стены.

Как уже говорилось, фреска должна была возвеличить победу флорентийского оружия 29 июня 1440 года в битве с миланскими войсками. У миланцев в этом сражении было куда больше солдат, но их разгромил небольшой флорентийский отряд.

Договор на работу Леонардо заключил в мае 1504 года. Леонардо положили жалованье 25 флоринов[23] в месяц. В качестве мастерской выделили зал при церкви Санта-Мария-Новелла. Здесь Леонардо сконструировал особые леса, с помощью которых поднимался на нужную высоту при работе над картоном. Учитывая размеры фрески, просто стоя на табуретке или на лесенке добраться до места росписи было невозможно.

Для своих фресок и Леонардо, и Микеланджело сделали множество подготовительных рисунков, а затем изготовили картоны, которые были выставлены в зале Синьории на всеобщее обозрение. Картоны эти называли верхом совершенства, и зрители не уставали восхищаться рисунками.

По словам Вазари, картон Леонардо поражал воображение, так как являлся вещью «выдающейся и выполненной с большим мастерством из-за удивительных наблюдений, примененных им в изображении этой свалки, ибо в этом изображении люди проявляют такую же ярость, ненависть и мстительность, как и лошади, из которых две переплелись передними ногами и сражаются зубами с не меньшим ожесточением, чем их всадники, борющиеся за знамя…»

Разумеется, вынужденные работать над фресками для одного зала, Леонардо и его более молодой соперник намеренно или невольно соревновались друг с другом. Каждый решил сделать упор на то, что у него лучше всего получалось.

Да Винчи, прежде всего, стремился передать эмоции и движение. На его картоне люди и кони переплелись в яростном сражении, всадники вырывают из рук друг друга миланское знамя. Кони бьют другу друга копытами и кусают. Ни картон Леонардо, ни сама фреска не сохранились – и судить о работе Леонардо мы можем, в основном, по копии, сделанной спустя сто лет Питером Паулем Рубенсом. Однако, если представить, что фреска должна была быть огромной (люди на ней в полтора раза крупнее натурального размера), две боковые части картины должны были также изображать от дельные схватки, а на заднем плане Мастер планировал написать пейзаж, мы можем вообразить, какое впечатление могла бы оказывать эта работа, будь она закончена и если бы она сохранилась…

Микеланджело в своей «Битве при Кашине» планировал изобразить момент, когда воины купаются в реке, но тут происходит нападение, и труба зовет их к битве. Микеланджело расположил на картоне восемнадцать человек, которые либо вылезают из воды, либо одеваются, хватаются за оружие, чтобы вступить в схватку. Если судить по сохранившейся копии картона, у картины нет центра, все восемнадцать фигур одинаково равноценны, и если каждый рисунок и эскиз поражают совершенством изображаемого тела, то вся картина в целом больше похоже на сумятицу и кашу. По законам композиции у картины не может быть более девяти точек притяжения внимания. До совершенства фресок Сикстинской капеллы еще далеко, в то время как композиция Леонардо безупречна по своей законченности и цельности. Но флорентинцы обожали своего нового молодого гения, подарившего им мраморного Давида, и посему восхищались картонами обоих мастеров одинаково, никому не от давая предпочтения. Несколько месяцев картоны были выставлены на обозрение публики. Бенвенуто Челлини, видевший оба картона спустя какое-то время (они еще были целы), назвал работы Леонардо и Микеланджело «школой для всего света».

После изготовления картона к лету 1505 года Леонардо загрунтовал стену и написал центральную часть фрески – сражение за знамя. Какую именно технику он использовал, спор среди искусствоведов идет до сих пор. По одной версии – он снова решил делать роспись темперой и маслом по сухой штукатурке.

По второй версии – Леонардо нашел рецепт написания фрески восковыми красками у Плиния Старшего, но неверно интерпретировал латинский текст. Упомянутая у Плиния техника называется энкаустика, краски изготовляются на основе расплавленного воска. В технике энкаустики выполнялись фаюмские портреты. Краски с расплавленным (горячим) воском наносились на доску специальной кистью или лопаточкой, воск застывал, мазки получались неровными, но талантливый мастер мог использовать эту особенность для придания изображению объема. Чтобы создать гладкую, будто лакированную, поверхность, мастер подносил жаровню к написанной работе, воск разогревался, и поверхность картины сплавлялась в единое целое. В пользу этой версии говорит известие, что из-за того, что огромную стену не сумели равномерно высушить (жар от жаровен не доставал доверху), фреска потекла. Можно предположить, что Леонардо захотел сделать поверхность центральной части фрески гладкой, будто покрытой лаком, и стал разогревать поверхность стены жаровнями. Более шести метров высоты – такой участок стены разогреть равномерно просто невозможно. Где-то жар просто «перегрел» поверхность картины, и восковые краски потекли. Версия, что Леонардо пытался жаром закрепить живопись, но не смог, кажется странной. Леонардо писал эту фреску не день и не два. Пока он работал над одной частью картины, другая должна была уже давно высохнуть.

Если вы попробуете писать масляными красками по самой примитивной грунтовке на штукатурке, эта роспись вполне может простоять двадцать – тридцать лет без серьезных повреждений, – но влага уничтожит роспись очень быстро. Однако сами по себе течь масляные краски могут лишь в первое время, пока не высохли, и только если сделать их очень жидкими. А вот сообщение, что Леонардо пытался исправить фреску масляными красками, но ореховое масло не впитывалось в стену, опять возвращает нас к версии восковых красок. Возможно, Леонардо в самом деле пытался писать масляными красками новым слоем, но восковая основа не позволяла маслу впитываться. Однако, пока фреска не найдена – а есть шанс, что она может быть найдена, – нам остается только строить версии.

Читайте также:  Как обновить программное обеспечение на телевизоре самсунг

Так или иначе, фреска начала разрушаться в процессе создания, и после безуспешных попыток ее исправить Леонардо забросил работу.

В это время как нельзя кстати французский король Людовик XII, который был большим поклонником Леонардо, обратился к Синьории с просьбой отпустить Мастера в Милан. Совет Десяти был не в восторге от этого предложения – они уже заплатили Леонардо немало денег и хотели бы увидеть великолепную картину готовой. По договору Совет мог взыскать с мастера полученную сумму, но Леонардо был слишком известен, чтобы обойтись с ним таким образом. Посему Совет довольно долго препирался с королем. Но в конце концов в мае 1506 года Леонардо отправился в Милан.

Работа над фреской так и не была возобновлена. Не приступил к своей работе и Микеланджело. Но те два картона, которые видели многие художники и многие копировали (так сохранился набросок чернилами с фрески Леонардо, сделанный Рафаэлем), положили начало двух новых стилей в западноевропейской живописи – классицизма и барокко. В 1605 году свой рисунок сделал Рубенс (скорее всего, с чьей-то копии).

В середине XVI века семья Медичи (они опять вернулись во Флоренцию) решила наконец завершить украшение Зала Совета Пятисот в палаццо Веккио. Ту стену, над росписью которой в начале века работал Леонардо, теперь отдали в распоряжение Вазари. Тому самому Вазари, что написал многотомный труд о ваятелях и живописцах и который оставил нам жизнеописание Леонардо. Как мы знаем, деятели эпохи Возрождения славились своей разносторонностью.

Итак, на стене вместо творения Леонардо появилась фреска Вазари «Битва при Марчиано» со скучными вымученными фигурами, без намека на динамику. Хотя лошади у Вазари якобы скачут, а люди энергично машут руками, передавать движение так, как это делал Леонардо, Вазари явно не умел.

Только в двадцатом веке итальянский искусствовед Маурицио Серачини задался простым опросом: а что сделал Вазари с остатками фрески Леонардо, когда стал готовить стену для своей картины? Неужели Вазари, написавший хвалебный отзыв о фреске Леонардо и подробно описавший работу Мастера (а значит, видевший ее в таком состоянии, что мог оставить эти восторженные строки), осмелился разрушить пускай и поврежденное творение гения? Что, если Вазари решил не трогать фреску великого Леонардо, а создал новую стену параллельно той, на которой Леонардо написал свою картину, и скрыл в тайнике творение Мастера? Ведь, прежде чем начать расписывать стену, Вазари перестроил зал. Серачини указывал на зеленый вымпел на фреске Вазари с надписью: «Cerca trova» («Ищущий находит»). Вдруг это намек, что за стеной находится фреска Леонардо? Акустические исследования показали, что за стеной с фреской «Битва при Марчиано» в самом деле находится небольшой (от одного до трех сантиметров) зазор, вполне достаточный, чтобы предположить, что на параллельной стене, скрытая от глаз, по-прежнему сверкает восковыми немеркнущими красками «Битва при Ангиари». Фаюмские портреты и спустя тысячи лет кажутся написанными только вчера. Кт о знает, может быть, когда-нибудь фреска Леонардо вернется к людям, пускай и поврежденная, но по-прежнему непревзойденная.

Под руководством Маурицио Серачини, при помощи зондов, которые удалось провести через шесть отверстий в стене с работой Вазари, ученые смог ли взять образцы со скрытой стены – в пробах были найдены черная и бежевая краска, а также красный лак. Проанализировав полученные образцы, ученые установили, что черная краска соответствует той, что была использована при создании «Моны Лизы».

Дальнейшие работы в зале Сеньории были запрещены из-за боязни разрушить фреску Вазари. Так что, пока не появится безопасного способа заглянуть внутрь обнаруженного зазора, мы так и не узнаем, есть ли надежда снова увидеть «Битву при Ангиари» такой, какой написал ее Леонардо.

Но даже при созерцании огромной фотографии работы Рубенса, увеличенной до реальных размеров фрески Леонардо, у зрителей бегут мурашки по коже.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Бёрд Киви

03 апреля 2012

В истории искусства найдется немало таких страниц, что читаются словно захватывающий роман. Ну а когда в канву сюжета вплетаются детективная интрига и высокотехнологичные поиски сокровища, утраченного полтысячелетия назад, то выходит практически готовый сценарий для Голливуда.

⇡#Фреска Леонардо да Винчи

Понедельник, 12 марта 2012 года. Город Флоренция, Италия. В одном из главных административных зданий города — древнем и похожем на укрепленный замок Палаццо Веккио — устроена пресс-конференция в честь важного открытия, только что сделанного в области истории искусства.

Как сказал об этом один из выступавших спонсоров проекта, «совместными усилиями искусствоведов и ученых, объединивших исторические свидетельства и современные технологии, исследовательская команда сумела приоткрыть завесу тайны, которая находилась рядом с нами на протяжении более 500 лет».

Объясняя суть проделанной ими работы, ученые во главе с профессором Маурицио Серачини (Maurizio Seracini) рассказали следующее. Благодаря применению миниатюрных щупов и видеозондов, их исследовательский хайтек-проект позволил обнаружить убедительные свидетельства того, что знаменитая фреска Леонардо да Винчи, утраченная еще пять веков тому назад, вероятно, все еще существует — за скрывающей ее фальшстеной непосредственно в том самом зале, где проходит пресс-конференция.

Хотя новость эта, несомненно, прозвучала очень интересно, нельзя сказать, что ее восприняли словно гром среди ясного неба. Маурицио Серачини ищет знаменитую работу великого мастера вот уже более 30 лет, причем едва ли не основная масса его усилий сводится к хождениям по бюрократическим инстанциям и выпрашиванию у неисчислимых чиновников разрешений на очередной цикл неразрушающих аналитических исследований произведений искусства и архитектуры.

В самое последнее время весь этот проект, известный как «Утраченный Леонардо», среди многих искусствоведов и хранителей старины стал считаться не просто спорным и неоднозначным, но и просто вредным. Главная этому причина в том, что в силу «непреодолимых обстоятельств» исследователям понадобилось сверлить несколько отверстий в уже имеющейся работе немалой исторической ценности. А также еще и потому, что далеко не все историки искусства согласны с идеей, будто грандиозная фреска Леонардо до сих пор существует.

⇡#Битва при Ангиари

История большой работы Леонардо да Винчи «Битва при Ангиари» — в три раза превышавшей по размеру «Тайную вечерю» — скрывает в себе немало драматических и загадочных страниц. Начиналось же все в 1503 году. В тот год Леонардо и Микеланджело, два самых знаменитых мастера своей эпохи, одновременно получили от властей Флоренции заказы на большие фрески, которые должны были украсить противоположные стены Зала пятисот — главного церемониального зала в Палаццо Веккио.

Это был период очередного восстановления Флорентийской республики после изгнания клана Медичи. Обе фрески задумывались как отражение исторических побед флорентийцев над своими неприятелями. Ну а двойной заказ подогрел и без того накаленное соперничество между двумя великими мастерами.

Впрочем, согласно имеющимся у историков сведениям, мастеру Микеланджело в работе над своей фреской «Битва при Кашине» не довелось продвинуться дальше большого наброска на картоне. Вскоре он получает приглашение от Папы Римского и уезжает из Флоренции в Рим, дабы заняться украшением Ватикана.

Леонардо же, что известно с документальной достоверностью, не только выставил в зале большой картон с наброском, но и приступил непосредственно к росписи «Битвы при Ангиари» 6 июня 1505 года, когда ему было 53 года. Фреска должна была запечатлеть в веках выдающуюся победу Флоренции над войсками Милана летом 1440 года, когда, несмотря на свое численное превосходство, миланцы были разгромлены небольшим флорентийским отрядом.

В книге «Жизнеописания самых знаменитых живописцев, ваятелей и зодчих», написанной в середине XVI века писателем, художником и архитектором Джорджо Вазари, о завершенном фрагменте этой работы Леонардо рассказывается как о безусловном шедевре:

«. Он изобразил группу всадников, бьющихся из-за знамени, — вещь, признанная превосходнейшей и в высокой степени мастерской из-за удивительнейших замыслов, воплощенных при изображении этого смятения. Ярость, ненависть и мстительность у людей в нем выражена столь же ярко, сколь у лошадей. Невозможно передать, какими разнообразными нарисовал Леонардо одежды солдат, их шлемы и другие украшения, не говоря уже о невероятном мастерстве, явленном в контурах лошадей, крепость мускулов которых и красоту стати Леонардо умел передавать лучше, нежели кто-либо».

В той же работе сообщается, что Леонардо удалось завершить лишь фрагмент (размером 4 на 5 метров) своей большой фрески, ныне известный как «Битва за знамя». Но затем, по свидетельству Вазари, художнику пришлось приостановить работу над этим проектом, поскольку у мастера возникли серьезные технические проблемы в ходе экспериментов со смешиванием разных техник, применяемых при живописи маслом и при росписи настенных фресок. (Неудачный опыт с «Тайной вечерей» и постоянно сырая из-за дождей штукатурка вынуждали Леонардо искать новые способы закрепления красок на стене.) В 1506 году да Винчи перебрался в Милан по приглашению французского наместника Шарля д’Амбуаза. А фреска его, таким образом, осталась незавершённой.

Через несколько лет после того, как Джорджо Вазари описал в своей книге историю мучительного создания «Битвы при Ангиари», уже его самого в качестве художника и архитектора наняли для реконструкции Зала пятисот — по повелению нового правителя Флоренции, великого герцога Козимо Медичи. Зал требовалось расширить и перестроить, поскольку герцог желал иметь более просторное помещение, которое вмещало бы весь его двор. По завершении переделки зала, Вазари и его помощники расписали стены новыми большими фресками. А знаменитые незаконченные работы прежних мастеров, соответственно, были при перестройке утрачены — включая и «Битву при Ангиари» Леонардо да Винчи.

На сегодняшний день об этом произведении Леонардо, превозносившемся современниками художника как самая замечательная его работа, известно немного. Среди главных следов от «Битвы при Ангиари» остались несколько подготовительных набросков, выполненных рукой самого мастера, а также превосходная копия «Битвы за знамя», сделанная в 1603 году Рубенсом. Копия, естественно, была снята не с оригинала, а с копии-гравюры другого художника.

С возвращением во Флоренцию семейства Медичи пропали не только фрески Зала пятисот. Следую плану обновления города, разработанному герцогом Козимо I для увековечивания памяти о роде Медичи, Вазари должен был принести в жертву и другие шедевры — в частности, знаменитую фреску «Троица» работы Мазаччо в церкви Санта Мария Новелла.

Спустя века, однако, выяснилось, что Вазари не разрушил работу Мазаччо. Он просто заложил ее фальшивой стеной из кирпича и уже по этой стене добавил свою собственную фреску «Мадонна Розария». Шедевр Мазаччо оставался сокрытым от людских глаз на протяжении трехсот лет, вплоть до 1861 года, когда стену Вазари аккуратно убрали.

⇡#Ищущий находит

В 1975 году, завершив обучение инженерным наукам в США, в свою родную Флоренцию вернулся Маурицио Серачини. И практически сразу присоединился к изучению Зала пятисот, которое проводил в то время Карло Педретти (Carlo Pedretti), исследователь творчества Леонардо, в надежде отыскать там следы «Битвы при Ангиари» — самой крупномасштабной работы из всех, за которые брался да Винчи.

В том же 1975-м, когда Серачини изучал подробности батальных сцен большой фрески Вазари «Битва при Марчиано», на высоте 12 метров он обнаружил, что небольшой зеленый флаг одного из солдат несет на себе надпись из двух слов Cerca Trova, то есть «Ищущий находит» (иногда переводят как «Ищите и обрящете»). Находка этой надписи словно пробила Серачини: а не является ли она ключом-указанием на то, что здесь сокрыто нечто очень важное?

Технологии 1970-х годов, увы, ничем не могли помочь экспертам-искусствоведам в ответе на подобный вопрос. Так что Серачини пришлось потихоньку заняться другими задачами. С годами он сделал себе имя в области научной экспертизы и анализа произведений итальянского искусства, включая картину Леонардо «Поклонение волхвов». Попутно, много работая в США, ученый участвовал в создании центра междисциплинарного изучения искусства, архитектуры и археологии при UCSD, Калифорнийском университете Сан-Диего (впрочем, это произошло это уже в 2007 году. — прим. ред.). Лишь в 2000 году Маурицио Серачини удалось вновь вернуться для исследований в Зал пятисот, теперь уже вооружившись новыми продвинутыми технологиями и заручившись финансовой поддержкой британского филантропа Лоэля Гиннеса (Loel Guinness).

Прощупав стены в инфракрасном спектре и проведя лазерное сканирование помещения, команда Серачини отыскала точные места, где находились двери и окна зала до того, как перестройкой интерьеров занялся Вазари. При этом новые аналитические результаты подтвердили, что участок стены, когда-то выделенный властями Флоренции для фрески Леонардо, оказался именно там, где находился флаг с надписью «Ищущий находит». Не менее обнадеживающей новостью было и то, что Вазари, как выяснилось, не наносил штукатурку для новых фресок непосредственно поверх работы Леонардо. Как и в истории с шедевром Мазаччо, для своих фресок Вазари воздвиг новые кирпичные стены.

Спустя еще несколько лет, в 2007-м, Маурицио Серачини удалось получить разрешение на обследование стен зала аппаратурой GPR, то есть геофизическим радаром подземного сканирования. В результате такого высокочастотного прощупывания было установлено, что одна из фальшстен Вазари была не простая, а с небольшим, порядка 2-3 сантиметров, воздушным зазором между ней и основной стеной из камня — причем именно там, где среди деталей фрески было найдено зеленое знамя с девизом Cerca Trova.

На этом замечательном открытии поисковые работы Серачини вновь существенно притормозились из-за достаточно активного сопротивления чиновников министерства культуры Италии. Но попутно, в 2005 году, выступая на одной из научных конференций, эксперт обратился за помощью к сообществу ученых — в надежде совместными усилиями отыскать неразрушающий метод анализа, который мог бы достоверно подтвердить или опровергнуть присутствие фрески Леонардо за кирпичной стеной с «Битвой при Марчиано» Вазари.

В итоге родилась идея о применении устройства нейтронной активации, иначе именуемой аналитической технологией вынужденной радиоактивности. С помощью физиков из США, Итальянского агентства ядерной энергетики, а также голландских и российских университетов, Серачини и его коллеги разработали устройства, позволяющие благодаря нейтронному пучку идентифицировать характерные химикаты, применявшиеся в живописи Леонардо да Винчи. (Выбивая нейтронами ионы из скрытой каменной стены, можно получать данные об индивидуальных сигнатурах специфических пигментов. Эти сигнатуры уже собраны и классифицированы ранее исследователями работ Леонардо, в частности в Лувре.)

Реально применить эту аппаратуру в деле появилась возможность лишь к началу 2011 года, когда сменилось начальство в министерстве культуры, а во Флоренции выбрали нового мэра, Маттео Ренци (Matteo Renzi), также воодушевленного идеей отыскать утраченный шедевр Леонардо.

Увы, столь внушительный научный проект оказался в данном случае напрасным. В марте 2011-го, после землетрясения и цунами в Японии, вызвавших катастрофу с ядерным реактором на атомной электростанции Фукусима, повсюду — включая и Флоренцию — возникло крайне нервное и подозрительное отношение к любым ядерным технологиям или устройствам. Так что от уже подготовленной к применению аппаратуры нейтронной активации исследователям пришлось отказаться.

⇡#Мы не вандалы

Ну а затем произошло маленькое чудо, на которое Серачини и его команда прежде даже не надеялись. В конце прошлого года власти дали им разрешение просверлить в кирпичной кладке с фреской Вазари несколько отверстий — дабы с помощью микрозондов попытаться определить, чем покрыта основная каменная стена. И вот теперь, на мартовской пресс-конференции в Зале пятисот, исследователи рассказали, что им удалось обнаружить при анализе результатов зондирования.

Прежде всего, полностью подтвержден факт наличия тонкой воздушной прослойки между кирпичной и каменной кладкой. Поскольку ни одна другая стена в Зале пятисот не имеет за собой подобной ниши, уже это дает веские основания предполагать наличие там фрески.

Миниатюрные, медицинского типа зонды-эндоскопы и прочие хай-тек-щупы применялись для снятия доступных видеоизображений и забора образцов материалов, обнаруженных за кирпичной стеной. Как рассказал Серачини, были выявлены следы пигментов, которые имеют такие же характеристики, что и у материалов, уже известных экспертам-искусствоведам по применению исключительно в работах Леонардо.

В частности один из образцов черного материала, найденного на задней стене и проанализированного сканирующим электронным микроскопом, оказался аналогичен черному пигменту, выявленному в Лувре, в коричневых оттенках картин «Мона Лиза» и «Иоанн-креститель». Имеет смысл также отметить, что Леонардо писал Мону Лизу во Флоренции в то же самое время, когда работал над «Битвой при Ангиари». По оценкам экспертов, это уникальный пигмент, применявшийся только в работах да Винчи, но не у каких-либо других художников.

Также обнаруженные на скрытой стене чешуйки красноватого материала были идентифицированы как, наиболее вероятно, лаковое покрытие, применявшееся для защиты красок. «Подобного рода материал вряд ли можно обнаружить на обычной оштукатуренной стене», — считает команда исследователей. Кроме того, сделанные эндоскопом изображения высокого разрешения позволили ученым установить, что на исходной каменной стене присутствует бежевого цвета материал, который по фактуре «мог быть нанесен только кистью художника».

Короче говоря, как подвел итоги исследования Терри Гарсия (Terry Garcia), глава Национального географического общества США, выступающего основным финансовым спонсором данного проекта, «имеется полная убежденность, что найдено нечто весьма значительное, а потому можно считать этот день историческим».

Теперь, по словам Гарсии, дело за министерством культуры Италии — именно там предстоит решать, каковы будут следующие шаги исследования и необходимо ли изучать другие части стены. Пока что никто не может сказать ничего содержательного о текущем состоянии скрытой работы Леонардо. Это покажут дальнейшие этапы изучения. Но что бы ни осталось от фрески Леонардо, уверен Гарсия вместе с командой, оно явно находится за этой стеной.

Несмотря на все эти сильные заявления, часть итальянских историков искусства продолжает относиться к предпринимаемым Серачини усилиям крайне скептически. Эта сторона полагает, что фреска «Битва при Ангиари», скорее всего, была уничтожена еще до того, как Джорджо Вазари приступил к созданию своих настенных росписей.

Когда же начался последний этап работы над поисковым проектом, включавший в себя сверление отверстий, от поддержки исследования отказались даже несколько из тех искусствоведов, которые прежде в целом соглашались с гипотезой о фальшстене, укрывшей сокровище. А организация «Наша Италия» (Italia Nostra), ведущая в стране общенациональная структура по обеспечению сохранности природы и искусства, специально обратилась к флорентийским властям с просьбой остановить проект. Потому что, во-первых, это создает риски нанести вред самой по себе ценной фреске Вазари, а во-вторых, по мнению Italia Nostra, вообще крайне маловероятно найти за ней подлинного Леонардо.

Сторонники продолжения работ категорически не согласны с подобной критикой. Все те отверстия, что были проделаны в стене, подчеркивают они, расположены либо в уже отреставрированных ранее местах, либо в трещинах — так что подлинный Вазари при этом вообще не был затронут.

Мэр Флоренции Маттео Ренци уверен, что работу над проектом необходимо продолжать, дабы установить общее состояние работы Леонардо, которая, как считает и он, наверняка находится за стеной. Мэр уже запросил у правительства Италии разрешение на проведение дополнительных сверлений кирпича в еще приблизительно полутора десятках мест, где фрески Вазари на стене нет.

Мэр Флоренции Маттео Ренци (в центре)

«Нам нужно знать, как много там осталось от картины. Мы же не какие-нибудь сумасшедшие вандалы, уничтожающие искусство. Мы любопытные люди, которые не боятся решать одну из величайших загадок в истории искусства», — поясняет свою позицию Ренци.

В целом же, уверен мэр, современные технологии вполне должны позволить публике наслаждаться как произведением Леонардо, так и фреской Вазари. «Но если бы мне пришлось выбирать, — признался Ренци, — то я бы все-таки предпочел Леонардо…»

В настоящую детективную история превратились поиски шедевра Леонардо да Винчи. Фреска Леонардо Битва при Ангиари утеряна навсегда, унеся с собой 500 лет истории? Или есть надежда, что она сохранилась, и будет открыта?

Апрель 1503 года, Флоренция. Из города изгнана семья Медичи, и Флоренция стала Республикой. Необходимо было укреплять эту молодую Республику, нужны были новые символы, и глава Флоренции Пьер Содерини приглашает двух выдающихся художников воспеть Республику. Микельанжело 28 лет, Леонардо да Винчи 51 год. На стенах Большого Салона Пятисот, главного Зала комунального Совета во Дворце Флоренции Палаццо Веккио два гения выбирают сюжеты, прославляющие победные битвы войск флорентийской республики – Битвы при Ангиари и при Кашине.

Большой Зал во Дворце Веккио, Флоренция

Две огромные стены напротив друг друга, два гения, подающий надежды и зрелый, два разных характера: настороженный и ершистый, элегантный и загадочный. Один художник отличается неутомимым трудолюбием и обязательностью, другой – непостоянством и ветренностью. Этот грандиозный заказ должен был быть великим соревнованием двух гениев, но не получилось… не было ни выигравшего, ни проигравшего. Микельанжело приготовил эскиз Битвы при Кашине, и был отозван в Рим Папой Римским. Леонардо задумал огромное поле Битвы при Ангиари, полное всадников, борющихся за Знамя, но оставляет работу и возвращается в Милан в мае 1506 года.

Заметки Леонардо, как обычно в зеркальном отображении, курсивом, левой рукой

Вот, что Леонардо написал о начале работы в своих заметках: «Сегодня 6 июня 1505 в пятницу в 13 часов начал расписывать во дворце. Как только коснулся кистью, погода испортилась, разорвался картон, треснула чаша, и пролилась вода, потемнело как ночью, и до вечера шёл ливень великой водой». Вот это «удачное» начало, предзнаменования несчастливой судьбы работы великого художника?

Тавола Дория, Токио, набросок к Битве при Ангиари стоимостью 80 млн.евро

Что же произошло между июнем 1505 года, когда Леонардо начал работу над фреской и маем 1506 года, когда он уехал из Флоренции? Где его Битва при Ангиари, которую скульптор Бенвенуто Челлини признал «мировой школой» творчества? Последний конкретный факт этого детектива – существование фрески Леонардо на стене ещё в 1549 году. Флорентийский литератор Антон Францеско Дони написал в 1549 году путеводитель по Флоренции, где указано: «Поднимитесь по лестницам в Большой Зал и обратите внимание на группу лошадей и всадников, которая покажется вам чудом». Дальше уже кончаются факты, касающиеся фрески Леонардо Битва при Ангиари и начинаются домыслы.

На несколько десятилетий с начала шестнадцатого века стены Большого Зала оставлены без изменений. Между делом, радикально изменилась политическая ситуация во Флоренции. Потерпела поражение Флорентийская Республика, и вернулась к власти династия Медичи, Козимо I. Мысли его, естественно, обращены к Большому Салону, необходимо превратить его из места прославления Республики в главный зал, подчёркивающий власть и могущество Медичи. 1555 год — Джорджо Вазари, живописец, архитектор и историк, получает заказ от правителя Флоренции Козимо I Медичи .

Битва при Марчиано, Вазари на стене Большого Зала

Заказ грандиозный, не только на украшение, но и на реконструкцию Большого Зала Совета Пятисот. Потолок поднимают на семь метров по проекту Вазари, и зал приобретает современные размеры – длина 54 метра, ширина – 23 метра, высота – 18 метров. На стенах Салона Вазари решает проблему, что делать с существующей фреской Леонардо – уничтожить или сохранить? Не в первый раз такая дилемма возникла перед Вазари, он уже сталкивался с работами Джотто и Мазаччо, и выбрал Сохранить. Неужели с работой Леонардо, которым он восхищался, он мог поступить по-другому и уничтожить её?

Работа гения, без сомнения, восхищает Вазари, вот что написал он в Жизнеописаниях наиболее знаменитых живописцев про Битву при Ангиари. «…нарисовал группу всадников, сражающихся за знамя, вещь, которая была признана выдающейся и выполненной с большим мастерством… в этом изображении люди прявляют такую же ярость, ненависть и мстительность, как и лошади, из которых две переплелись передними ногамии сражаются зубами с не меньшим ожесточением, чем их всадники, борющиеся за знамя; при этом один из солдат, вцепившись в него руками и всем туловищем на него налегая, пускает свою лошадь вскачь и, обернувшись … хватается за древко знамени, стараясь силой вырвать его из рук остальных четырёх.

Фрагмент борьбы за знамя с четырьмя разными руками на копии Рубенса (слева) и у Вазари (справа)

Двое из них защищают его каждый одной рукой и, высоко замахнувшись другой, держащей меч, пытаются перерубить древко, между тем как старый солдат в красной шапке с воплем держит одной рукой древко, а другой – с высоко поднятой кривой саблей готовит бешеный удар, чтобы сразу отрубить обе руки тех двух, которые, скрежеща зубами, со свирепейшим видом пытаются отстоять своё знамя.» Не привожу вам все описания Вазари, примите во внимание, что глава о Леонардо в его книге занимает 9 страниц, из них 1 страница целиком посвящена только описанию Битвы при Ангиари. Вазари нам недвусмысленно даёт понять, что он видел эту фреску и досконально изучил вблизи, здесь и скрежет зубов, и старый солдат в красной шапке, и свирепость, и кровожадность, и «не выразить словами, как у Леонардо нарисованы одежды солдат».

Сравните профили солдат у Леонардо (копия Рубенса слева) и Вазари (справа)

Не случайно в первой работе Вазари для Старого Дворца Поражение Пизы при Сан Винченцо многочисленны совпадения поз, персонажей, мечей, знамён и лошадей. Для сравнения до нас дошли копии с Битвы при Ангиари (их авторами были Рафаэль, потом неизвестный художник, по работе которого сделана гравюра Лоренцо Заччиа, а потом Рубенс), но они могли быть сделаны не с фрески, а с картона — эскиза Леонардо в натуральную величину. Козимо Медичи также восхищался работой Леонардо, вплоть до того, что в 1513 году он платит за установку деревянных структур вдоль стены для защиты фрески от испанских солдат. Мотив для уничтожения работы Леонардо, во-первых, политический, невозможно оставить свидетельства победы Республики над Синьорией Медичи в главном представительском Зале, во-вторых, состояние фрески. Вазари отметил, что «задумав писать маслом по стене, он (Леонардо) для подготовки стены составил такую грубую смесь, что она по мере того, как он продолжал роспись этого зала, стала стекать, и он бросил работу, видя как она портится».

37 лет итальянский инженер Маурицио Серачини ищет фреску Леонардо Битва при Ангиари. Говорят, что именно этот ученый-энтузиаст послужил Дэну Брауну прототипом одного из действующих лиц книги Код да Винчи. Много за эти годы было противников, но немало и сторонников поиска, например, профессор Карло Педретти, главный мировой эксперт по работам Леонардо Да Винчи. Они оба уверены, что Вазари сохранил шедевр, и до сих пор он находится в Зале Большого Совета. Основания для оптимизма есть.

Подсказка Вазари на флаге «Ищущий обрящет»

Вазари вполне мог сохранить работу Леонардо, и он оставил нам ребус на своей работе Битва при Марчиано на восточной стене Большого Салона. Только на одном из многочисленных изображений знамён есть надпись, причём загадочная — «Тот, кто ищет, тот найдёт». Трудно связать её с битвой или с прославлением Республики. Надпись «неправильная», она не следует волнистому контуру флага. Ошибка для Вазари непростительная, как будто он хотел привлечь внимание к этому зелёному флагу в самом верху Битвы, где её не смог бы разглядеть снизу ни один зритель. Аназиз зелёной краски знамени и белой краски надписи провели в 1975 году. Пришли к выводу, что обе краски одинакового возраста, надпись на знамени не более поздняя пририсовка, а тоже сделана автором Вазари. Ещё одно необыкновенное открытие при исследовании стен зала радаром и телекамерой с инфракрасным излучением — под этим флагом с надписью есть пустое пространство, т.е существует двойная стена. Следующий этап исследований, после многочисленных согласований, прошёл с 27 ноября по 2 декабря 2011 года по ночам, чтобы не прерывать нормальную работу Музея Старого Дворца Флоренции. Невозможно было подобраться сбоку к изучаемому пространству под работой Вазари, т.к. она занимает всю стену и заканчивается карнизом, также закрыто пространство сзади многочисленными постройками, комнатами и пр. Кроме того, подбираясь сзади вслепую, можно повредить фреску Леонардо, если она внутри за стеной, возведённой Вазари для своей Битвы при Марчиано. Было решено посверлить микроскопические отверстия в стене, выбирая участки повреждений на фреске Вазари или недавние краски, наложенные реставраторами, чтобы не повредить ей. Потом запустить зонд в отверстие между двумя стенами. Естественно, поверхность, которую предполагалось обследовать была очень обширной, а разрешено было сделать несколько отверстий и анализов. Была возможность промахнуться, и не попасть на фреску Леонардо.

Рисунок из Оксфорда с изображением головы кричащего старика

Композицию Битвы при Ангиари Леонардо представляли, а вот с размерами помог рисунок из Музея Оксфорда. Рисунок головы кричащего старика необычно больших размеров с маленькими наколками по контуру, заполненными углём. По предположению историка искусств Мартина Кемпа это не копия, а часть картона, который использовал Леонардо для работы над фреской. До увеличения стены Вазари, размер поверхности для работы Леонардо составлял 20 метров на 10 метров, и по размерам рисунка головы, предположительно определили размеры всей фрески. Учёные знали, что ко временам Вазари от фрески осталась только центральная часть, поэтому искали фрагмент размером 5 на 4 метра на поверхности 12 на 14 метров. Наметили 14 мест для микроскопических отверстий, где могла сохраниться Битва при Ангиари. Конечно, места были выбраны не оптимальные для обнаружения скрытой фрески, а те, где позволяла это сделать плохая сохранность участков фрески Вазари. Первое же отверстие и зонд определяет, что за кирпичной стеной с фреской Вазари Битва при Марчиано циркулирует воздух, то есть есть полость, и внутренняя поверхность ещё одной стены в 3 сантиметрах от стены с фреской Вазари. Энтузиазм исследователей можно себе представить.Но… мы с вами в Италии, и тут же полемика вылилась в нешуточные обвинения противников исследований: просверлено 60 дырок, работа Вазари под угрозой исчезновения. Прокуратура открывает дело, исследования остановлены. Сделано всего 6 микроотверстий, взято 6 анализов с поверхности внутренней стены. Через полтора месяца их разрешили изучить в лаборатории.

Центральный фрагмент Битвы при Ангиари, копия Рубенса

Карло Педретти ознакомил с результатами. Как вы понимаете, во времена Леонардо не было промышленного производства красок, как теперь. Поэтому каждый художник использовал свои собственные краски, и их состав красок Леонардо и Вазари отличается. Во-первых, найдены следы карбоната кальция, состава который покрывает весь исследованный участок поверхности внутренней стены, органический материал, применявшийся как грунтовка. Второе важное открытие: присутствие участка красного цвета, пигмента и связывающей субстанции, типичной для настенной живописи. Итак, не фреска, а живопись на стене, именно, то, что хотел сделать Леонардо, и что повлияло на разрушение работы. Следующий важный анализ показал на этой красной поверхности следы краски чёрного цвета, нанесённые кистью. Состав этой чёрной краски вызвал эйфорию исследлвателе, потому что в нём необычное химическое соотношение марганца и железа по сравнению с нормальным, используемым всеми художниками. Публикация Лувра 2010 года, касающаяся исследований двух работ Леонардо – Джоконды и Иоанна Крестителя, показала точно такой же состав чёрной краски на этих работах в отношении маргаца и железа. Кроме того, Джоконду Леонардо пишет во Флоренции в то же самое время, когда работает над Битвой при Ангиари. Доказательства получены: на внутренней стене за стеной с фреской Вазари Битва при Марчиано есть произведение Леонардо. Из исторических документов явно следует, что он писал на этой стене Зала большого Совета во Флоренции. Есть живопись, краски совпадают по составу с двумя работами Леонардо, по документам, именно он писал на этой стене. Надо отдать должное Джорджо Вазари, не победила зависть, не уничтожил фреску Леонардо, а нашёл необычный способ сохранить её для потомков. Другой вопрос, в каком состоянии Битва при Ангиари на внутренней стене? Сможем ли мы её когда-нибудь увидеть? Каким образом открыть её, не разрушив произведение Вазари? Пока ответов на эти вопросы нет.

Ссылка на основную публикацию
Чем открыть файл с расширением dat
После установки каких-нибудь программ, получения почты при помощи почтовых клиентов, на компьютере создаются .dat файлы. Чаще всего они почти не...
Фото с листком для вк
Сигна в ВК – это просто фотография человека с листком бумаги, на котором обычно написано чье-то имя. Часто надписи делают...
Фото спортивных мужчин 40 лет
17. Джерард Батлер, 48 лет (kinopoisk) «Законопослушный гражданин» Джерард Батлер когда-то работал официантом, демонстратором игрушек и даже юристом. Он также...
Чем отличается frontend от backend
Переводы , 13 апреля 2017 в 19:58 Мая Устинова Вы наверняка уже слышали эти модные в сфере программирования слова «фронтенд»...
Adblock detector